Как адвокаты уходят от налогов

Как индивидуальные коммерсанты адвокаты должны платить и подоходный налог, и взносы индивидуального страхования хотя бы в минимальном размере.

Передача выбрала девять известных адвокатов, которые участвовали в громких и масштабных делах, и попросили Службу госдоходов (СГД) предоставить данные об уплаченных ими налогах. По закону, индивидуальную информацию по каждому адвокату СГД предоставлять не может, однако служба сообщила суммы выплаченных налогов, не раскрывая имен плательщиков.

Согласно полученным данным, в 2014 году один из адвокатов уплатил в госказну в виде налогов 555 тысяч евро, а в 2015 году — 31 876 евро.

Еще один правовед выплатил 23410 евро в 2014 году и 67490 евро в 2015 году, другой — 37935 евро в 2014 году и 30141 в прошлом, третий — 11125 и 14269 евро в 2014 и 2015 годах соответственно. Выплаты одного из защитников в 2014 году составляли 23474 евро, но в истекшем году они упали до 530 евро; другой его коллега за те же годы уплатил 39863 евро и 14269 евро соответственно.

Сумма налогов некоего юриста из изучаемого перечня в 2014 году составляла 1235 евро, то есть около 100 евро в месяц, а в 2015 году он уплатил в казну 4407 евро. Другой его коллега вообще ограничился 54 евро за весь 2014 год и 210 евро — за 2015 год. И еще у одного адвоката в 2014 году не было налоговых выплат вообще, а налоговая задолженность за прошедший год составляет 801 евро.

Четверо из девяти самых дорогих латвийских адвокатов за прошлый год выплатили в виде налогов в сумме 5147 евро. Если отнять 801 евро задолженности одного из них, то останется 4346 евро, что означает, что каждый из них в среднем платил 90 евро в месяц.

Журналисты связались с каждым из девяти вошедших в список юристов, и предложили им самим раскрыть суммы выплаченных налогов и пояснить, из чего они складываются. Однако единственным, кто согласился встретиться с корреспондентом, был Ромуальд Вонсович. В перечне он нашел себя сразу — именно Вонсович оказался тем юристом, который в 2014 году заплатил более полумиллиона евро налогов.

Оскар Роде счел личную встречу неуместной, но сообщил, что в 2014 году заплатил в виде налогов около 11 000 евро. По его словам, дела и клиенты бывают разными, почасовая ставка может варьироваться от 30 до 200 евро, к тому же много заказов проходит через бюро, а не индивидуально и распределяются между другими адвокатами фирмы, которые тоже платят налоги.

Варпиньш, который является членом Совета присяжных адвокатов, также рассказал, что Совет может попросить у некоторых адвокатов данные о налогах, однако сообщать об этом на всю Латвию было бы неправильно — информация о нулевых налоговых выплатах может испортить репутацию юриста, хотя у него могут быть для этого уважительные причины, отмечает адвокат.

Угис Грубе был занят в деле о трагедии в Золитуде, в котором представляет строительную компанию Re&Re. На вопросы о налогах он отвечать не захотел.

Однако, ознакомившись с цифрами, он прислал по электронной почте ответ, сообщив, что бухгалтер фирмы не нашел совпадений ни по одной позиции, хотя по одной из них цифры очень близки, и еще раз подчеркнул, что его бюро платит все налоги.

Адвокат Янис Лозе отказался указать себя в таблице и никаких подробных комментариев по поводу уплачиваемых им налогов давать не стал. Так же поступил и Алдис Гобземс.

«Думаю, этот вопрос был бы актуален в случае, если бы о чем-то спрашивала СГД. Единственный вопрос ко мне — почему в последние годы у меня упали доходы. Но это логично.

Адвокат Эгон Русанов об уплаченных налогах рассказать отказался, однако признал, что их сумма велика, а совесть его чиста.

После разговора он прислал письмо, в котором указал, что отвечать на вопросы передачи он не обязан, но может объяснить каждую цифру.

«Из этого вытекает следующий вывод: не пытайтесь меня публично очернить или другим способом создать негативное представление. Я обязательно буду отстаивать свою честь и достоинство.

Бытует мнение, что юристы частной практики платят меньше налогов, чем адвокаты – мол, всего 6% вместо 13%. Попробуем разобраться, так ли это на самом деле, используя сухой язык цифр. Сразу оговорюсь, что не являюсь экспертом в бухгалтерии, налогообложении и внутренней кухне адвокатуры, поэтому на выражение истины в последней инстанции не претендую, однако начать дискуссию по данному поводу считаю необходимым.

1. Адвокаты ведут деятельность в форме кабинета, коллегии или бюро. Есть ещё юридические консультации, но это зверь редкий и потому им можно пренебречь.

Юристы ведут деятельность в форме ИП или ООО. При этом кабинет можно сравнивать с ИП, бюро – с ООО, а коллегия – это что-то третье.

При выходе годового оборота ИП за сумму в 60 млн.руб. у ИП появляется множество новых проблем – НДФЛ, НДФ, налог на имущество и т.д. Впрочем, на практике это случается не столь часто. Для кабинетов эта проблема неактуальна – независимо от оборота налоги уплачиваются те же.

По сути – ИП на ОСН

УСН (при обороте до 60 млн.руб. в год)

Необходимость привлечения бухгалтера

13% от величины доходов минус расходы

6%, можно уменьшить на величину страховых взносов либо 15% от величины доходов минус расходы (при обороте до 60 млн.руб. в год)

Взносы в ПФР и пр.фонды

Взносы в корпорацию

Вступительный – в среднем 100-150 т.р. (напрямую не компенсируется), ежемесячные – можно минусовать

Вывод: для субъектов проф.деятельности с низкими расходами (менее 54% размера дохода) ИП намного выгоднее и проще в обслуживании, при высоких расходах (54% дохода и выше ) – выгоднее адвокатский кабинет. Поскольку большинство субъектов таких высоких расходов не имеют, а за предельную величину оборота выходят крайне редко – в этой номинации побеждает ИП.

3. Впрочем, у кабинетов и ИП есть один существенный недостаток – брендинг. Для более-менее крупных проектов чаще привлекаются ООО или адвокатские бюро. А тут ситуация с налогами другая, поскольку появляется понятие входящих и исходящих денежных потоков.

Так, поступление денег на счет ООО при УСН 6% автоматически приводит к необходимости уплаты налога в размере 6% от поступившей суммы. Далее деньги могут быть израсходованы на нужды ООО путем перечисления третьим лицам – ИП/ООО, либо на выплаты сотрудникам, либо на выплату дивидендов.

Т.о. организация заплатит входящий налог 6%.

Далее 31,3% дохода уйдет на погашение расходов.

С выплаты дивидендов нужно будет заплатить ещё 13%, т.е. 4,07% дохода, а 27,23% дохода – чистая прибыль.

Графически это выглядит так:

А если немного иначе скомпоновать, то уже так:

Т.о. общая налоговая нагрузка – 23%.

При пересчете в общей системе налогообложения налоговая нагрузка при тех же вводных выходит в 23,9%.

4. Как будет выглядеть ситуация в адвокатском бюро?

Прежде всего, не будет входящего налога – организация таки некоммерческая.

В расходы добавится 1% — взносы в корпорацию.

Т.о. при одинаковых вводных условиях налоговая нагрузка на ООО выше в 2,68 раза, т.е. 268% от нагрузки адвокатского бюро.

Если же ООО включит классическую схему по обналичке – вывод денежных средств через ИП, то вывод 66,6% дохода обойдется в дополнительные 4% налога, т.е. с учетом налога входящего – общая нагрузка получится в размере 10%, плюс добавятся риски предъявления претензий от налогового органа – схема не нова.

5. Разумеется, приведенные расчеты ориентировочны, примерны, составлены неспециалистом по налогам и не отражают всего многообразия возможных ситуаций, однако общие тенденции налицо – при всем желании налоговая нагрузка на ООО не может обогнать по оптимальности нагрузку на адвокатское бюро, хотя в последнем случае обязательное ОСН и сопутствующие расходы на ведение бухгалтерии.

Поэтому в целом сравнение форм деятельности адвокатуры и юр.консалтинга приводит к общему выводу: счет 1:1. И да, если адвокатскую деятельность таки признают предпринимательской, привлекательность формы адвокатского бюро с т.зр. налогов упадет процентов на 6. Так что стоит крепко подумать, стоит ли отстаивать данный тезис.

Приглашаю к обстоятельной дискуссии по заявленному поводу =)

[1] Для ИП имеет смысл переходить на налог с прибыли при расходах выше 60% доходов.

До публикации настоящей статьи мы обратились к налоговому адвокату Тылику Павлу с вопросом о том, а существуют ли законные способы ухода от налогов, и как компании решают вопрос ухода от налогов сегодня? Вот что он нам ответил:

«Схемы налоговой оптимизации действительно существуют. При этом внешне одинаковые схемы оптимизации могут быть признаны как законными так и незаконными. В такой ситуации важно понимать, как к той или иной схеме относится государство в лице налоговой службы.

Иными словами. Если налоговый орган считает ту или иную операцию или схему незаконной (в определенном контексте) — вы не сможете обоснованно применить эту схему. Но это, отнюдь, не означает, что оптимизироваться и применить конкретную схему у вас не получится никогда. Есть определённые принципы налоговой оптимизации, которые важно понимать, знать и правильно применять.

Правило или принцип первый. Оптимизировать налоги в рамках Налогового кодекса просто бессмысленно. Сколько бы не наоптимизировал — все будешь виновен. Налоговый кодекс уж очень противоречив. Буквальное его толкование может привести налогоплательщика к проблемам.

Принцип третий. Необходимо понимать, что налоговая служба орган серьезный. Посерьезней будет, чем полиция и ФСБ вместе взятые. Поэтому к встрече с налоговиками надо обязательно готовиться, недооценивать их не стоит.

Принцип четвертый. Налоговая служба всегда идет до конца. В неумелых руках оптимизация налогов, которая успешно может применяться в одной компании, в другой вас просто может убить и не оставить вам ни единого шанса на выживание. Т.е. на законное и жизнеспособное применение схемы влияет квалификация персонала. Еще раз, одна и та же схема в руках дилетанта может быть смертельно опасной для бизнеса, а в другом случае может помочь успешно решить вопросы оптимизации. У каждой схемы должна быть гарантия ее применения, которую может определить только квалифицированный специалист.

Принцип пятый. Опытный специалист понимает, что для оптимизации важно то, как тот или иной способ этой самой оптимизации понимает налоговый орган. Так, налоговики постоянно делают обзоры и публикуют их на своем сайте. Да кто бы их читал? И те вещи, которые описаны у налоговиков как опасные — делать нельзя. Нельзя вступать в противоречие с налоговой службой. Перед тем, как вы что-то хотите сделать — это должно быть одобрено налоговой службой.

Как показывает практика, налоговое бремя в России практически для всех сфер финансово-хозяйственной деятельности выливается в существенные траты, которые, порой, не оставляют шансов компании нормально развиваться и выдерживать высокий уровень конкуренции.

В связи с этим многие владельцы предприятий и индивидуальные предприниматели пытаются оптимизировать процесс налогообложения различными способами, как полностью разрешёнными законодательством, так и не совсем легальными. В статье рассмотрим, как уходят от налогов, и какие последствия могут повлечь за собой различные манипуляции?

Сразу скажем, что большая часть методик, приведённых ниже, не гарантирует компании безнаказанность и может повлечь за собой ответственность, включая даже уголовную. Поэтому настоятельно рекомендуем использовать лишь легальные схемы, проверенные на практике, и полностью законные.

Существует несколько алгоритмов, ложащихся в основу большинства сомнительных манипуляций. Все они направлены на взаимодействие со следующими аспектами профессиональной деятельности:

  • налог на прибыль;
  • налог на добавленную стоимость;
  • страховые взносы.

И в каждом отдельном случае может задействоваться разный инструментарий, как внутренний, так и сторонний.

И всё бы в этой схеме было хорошо, но распознать подставную фирму довольно сложно, так как она обладает целым рядом обязательных признаков:

  • Невозможно найти концы. Информация о директоре, бухгалтере и прочих сотрудникам попросту отсутствует;
  • Нет данных о юридическом адресе, фактическом имуществе и прочих атрибутах компании;

Всё это делается, чтобы минимизировать негативные последствия для обеих сторон. Но проверяющие органы быстро распознают махинаторов, и если это произошло, отвечать будут все, причём, вплоть до уголовного преследования.

Ещё один интересный приём, практикующийся нынешними владельцами бизнеса, заключается в найме инвалидов. Наличие в штате сотрудников с ограниченными возможностями благоприятно влияет на возможность платить меньше страховых взносов в фонды, а также освобождает предприятие от уплаты НДС в соответствии с действующими положениями в законодательстве.

Естественно, массовый наём нетрудоспособных граждан не может не отразиться на производительности компании. Выход – сотрудничество с аутсорсером. То есть находятся внешние ресурсы, занимающиеся тем же видом деятельности, которые за вознаграждение выполняют все необходимые задачи. Конкурентоспособность соблюдена, налоговая база снижена.
Но при выездной проверке факт обмана может вскрыться, так отсутствие производственных мощностей и сотрудников на своих местах вызовет массу вопросов со стороны налоговиков.

Некоторые эксперты считают, что законная оптимизация налогообложения возможна лишь для индивидуальных предпринимателей, так как контроль со стороны государства их деятельности значительно меньше. Однако и юридическое лицо имеет ряд возможностей снизить налоговую базу:

  1. Заказ услуг у аутсорсеров и обслуживающих организаций. Ремонтные работы, технические обслуживание оборудования, переоснащение производственных мощностей квалифицированными специалистами не только позволит списать существенную часть средств на расходы, но и повысит эффективность субъекта деятельности.
  2. Повышение уровня квалификации сотрудников тоже стоит денег. Регулярное посещение мероприятий приведёт навыки работников в соответствие с современными высокими требованиями и увеличит статью расходов.
  3. Вывод некоторых подразделений компании на аутсорсинг. Складские процессы, задачи функции перевозчиков, упаковщиков и прочих могут выполнять внешние организации. Не нужно содержать дополнительные помещения, оплачивать труд большого количества сотрудников, а все расходы, пущенные на сотрудничество с подобными компаниями, учтутся при получении разницы.

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...
Adblock
detector